ДАТЬ УДОЧКУ,
А НЕ РЫБУ:
ОПЫТ ЯКУТСКИХ "БИЗОНОВ"
ВАСИЛИЙ ЕФИМОВ
Генеральный директор АО «Венчурная компания «Якутия» и Фонда развития инноваций Республики Саха (Якутия)

О СПИКЕРЕ
Член Бостонской восьмерки — команды из Якутии, проходившей обучение в MIT по программе развития инновационных экосистем.

«На мой взгляд, в цифровой трансформации стартапы играют одну из ключевых ролей, поскольку они быстрее реагируют на изменения, более креативные и гибкие. Мы помогаем инновационным стартапам на самых ранних стадиях развития — предпосевной и посевной.

Главная ценность, которую мы даем стартапам, — это даже не деньги, а менторы, трекеры, знания, взаимодействие с другими стартапами.

Миссия Венчурной компании «Якутия» — дать возможность инновационным предпринимателям сделать глобальный прорыв.

Мы гордимся тем, что реализовали первую акселерационную программу на Дальнем Востоке России. В дальнейшем мы намерены развивать стартап-сообщество не только в Якутии, но и во всем Дальневосточном федеральном округе, а также в других регионах России».

материалы
смотреть трансляцию
смотреть лекцию
читать лекцию
слушать лекцию
Слушайте лекцию
Василий Ефимов, генеральный директор АО «Венчурная компания «Якутия» и Фонда развития инноваций Республики Саха (Якутия)
Венчурная компания «Якутия» была создана в 2011 году практически одновременно с технопарком «Якутия». Нашей главной миссией было инвестирование в инновационные стартапы. За весь период деятельности мы профинансировали примерно 47 проектов, средний чек у нас был около 15 млн руб. Так сформировался наш первый фонд. Ноу нас не было жесткого требования, чтобы стартапы, в которые мы инвестировали, были ориентированы на внешние рынки и на экспорт.

Следующий этап развития компании произошел в 2017 году, когда была полностью пересмотрена стратегия. Тогда команда из 8 человек выехала в Массачусетский технологический институт (MIT), где прошла интенсивную акселерационную программу, целью которой является развитие инновационных экосистем в регионах.

Мы поняли, что у нас нет подходящих инструментов поддержки, и решили закрыть этот пробел. Венчурная компания финансировала в основном проекты, ориентированные на республиканский рынок. Очевидно, нам нужно было выходить на экспорт.

Сейчас наша миссия — дать возможность инновационным предпринимателям совершить глобальный прорыв. Вся наша деятельность направлена именно на это.

Для того чтобы появились такие стартапы, необходимы другие инструменты поддержки, а мы применяли займы. Поэтому было решено создать Фонд развития инноваций, некоммерческую организацию по модели эндаумент-фонда. То есть полученные пожертвования инвестируются в низкорисковые активы, а заработанные на этом деньги — в стартапы. На самой ранней предпосевной стадии, несмотря на отличную команду и потенциал, проект имеет очень высокий риск провала. На этой стадии мы не должны заходить как венчурные инвесторы, которые хотят большой отдачи. Надо позволить проекту развиваться в безопасном для нас режиме, когда его провал по нам не ударит.

Это самое первое, что нам сказали в MIT, — Fail often, fail early («Проваливайтесь чаще, но проваливайтесь быстрее»), иными словами, ошибайся, но ошибайся на ранней стадии. Если можно так сказать, мы позволяем стартапам проваливаться. Наша НКО «Фонд развития инноваций» ориентируется на самую раннюю стадию, когда еще нет выручки, а компания находится на стадии разработки минимального жизнеспособного продукта.

Наши инвестиции в первые два года будут направляться только в IT-проекты (желательно выпускников нашего акселератора). Поскольку у нас огромная республика, много проблем с логистикой и т. д., физическая продукция неконкурентоспособна, ее дорого возить. А IT-проекты масштабируются гораздо проще.

Венчурный фонд предназначен для следующей посевной стадии, когда уже есть выручка, есть бизнес-модель и команда знает, как двигаться на внешние рынки. Второй наш фонд, который мы сейчас развиваем, занимается посевными инвестициями.

Так мы выстраиваем цепочку финансирования проектов на любой стадии: от идеи до бизнеса, который генерирует выручку.

О НАШИХ ИНСТРУМЕНТАХ ПОДРОБНЕЕ — ПОЧЕМУ МЫ ЛЮБИМ ОПЦИОНЫ

До создания Фонда развития инноваций и до нашего совместного с VEB Ventures [инвестиционный фонд, созданный ВЭБ.РФ. — Примеч. ред.] посевного фонда не было подходящих инструментов. Мы отказались от займов, потому что это возвратные средства. Если давать заем команде, которая только начинает свой путь, в какой-то момент мы должны требовать деньги обратно, и, соответственно, если деньги не возвращаются, мы как компания с госучастием должны выполнять определенные процедуры.

Также мы отказались от грантов, потому что они не мотивируют стартапы к развитию. Появился даже такой термин «грантоеды», который нанес достаточно большие репутационные риски инновационной экосистеме, причем не только нашей Республике, но всему миру в целом.

Также мы отказались от финансирования в уставные капиталы, потому что, как я уже сказал, многие проекты проваливаются на предпосевной стадии. У инвестора может оказаться огромный портфель из сотен уже не функционирующих компаний, в которых он имеет долю 5–7%.

Поэтому мы решили пользоваться опционами. Это тоже один из традиционных инструментов, в нашем случае немного видоизмененный и иначе структурированный. Он работает так: мы платим основателям единовременное вознаграждение до 2 млн руб. за возможность покупки 5% компании за 500 руб. в течение ближайших трех лет. Мы не должны обязательно акцептовать его и становиться учредителями, можно переуступить это право кому-то, если проект выстрелил. Таким образом, мы зарабатываем деньги, но поскольку у нас некоммерческая организация, все вырученные средства инвестируются в другие стартапы.

Дополнительный плюс этой системы — наши стартапы знают, что, если они достигнут успеха и мы продадим свои 5%, условно, за 20 млн, эти деньги будут направлены в другие стартапы. То есть они помогут будущим стартапам, а не мы. Мы просто инструмент, платформа.

О ГЛАВНОЙ ЦЕННОСТИ

Главная ценность — это не деньги, главная ценность — это как раз менторы, трекеры, знания, взаимодействие с другими стартапами у нас в офисе. В нашем коворкинге команды встречаются, общаются, помогают друг другу. Деньги — это всего лишь средство заполнить пробелы в компетенциях или, например, подключиться к аналитическим базам, развить свою идею.



О ЗАБЛУЖДЕНИЯХ СТАРТАПОВ

Акселераторов достаточно много в России, некоторые из них, я лично сталкивался с этой проблемой, вводят в заблуждение стартапы. К нам приходят ребята, которые говорят: в нас инвестировали такую-то сумму и взяли такую-то долю, значит, мы стоим 30 млн, если хотите стать нашими соучредителями, платите нам столько-то. Но объективно стартап столько не стоит на ранней стадии развития.

Хотелось бы сказать, что рынок венчурных инвестиций в России находится не на зачаточном уровне, но на начальной стадии развития.

О НАШИХ СРЕДСТВАХ И МАСШТАБАХ НАШИХ ИНТЕРЕСОВ

Мы — компания с госучастием. Конечный наш акционер, бенефициар — Правительство Республики Саха (Якутия).

Сейчас мы создаем посевной фонд вместе с компанией VEB Ventures, входящей в группу ВЭБ.РФ, и привлекаем деньги извне. А самое позитивное в этом посевном фонде то, что расширяется география — теперь мы можем инвестировать в стартапы, зарегистрированные на всем Дальнем Востоке.

Мы любим все наши стартапы, и, на мой взгляд, все они замечательные и успешные, но громких историй у нас пока не было — мы только начали.

О ТОМ, ЧТО НАС ВДОХНОВЛЯЕТ

Есть у нас две крупные компании, которые сделали себя сами, — MyTona и inDriver. Они родились в Якутии и сейчас работают по всему миру. Они вдохновляют очень много людей и нас тоже, хоть мы и государственные фонды.

Арсен Томский, основатель inDriver, приходит иногда к нам и выступает перед участниками акселераторной программы, делится своим опытом.

MyTona — это вышедшая на внешние рынки компания, которую основали братья-близнецы Алексей и Афанасий Ушницкие. Они увидели возможность выйти на внешние рынки. Чтобы масштабироваться, нельзя зацикливаться на уровне региона или страны, нужно выходить на внешние рынки.

MyTona выпускает казуальные игры на американских платформах, там зарабатывает приличные деньги и реинвестирует в новые проекты. Сейчас у них в штате больше 100 человек по всему миру: и в Сингапуре, и в Новой Зеландии у них офис открывается, и в России много офисов, во Владивостоке и т.д.

InDriver — это стартап, который должен был родиться в Якутске, потому что зимой у нас –45 градусов. Машины либо замораживают, либо хранят в гаражах. Но гаражи — это дорогое удовольствие сейчас в Якутии. Соответственно, зимой Якутск превращается в город таксистов. И было сообщество независимых водителей, которые готовы были возить людей. В результате поддержки Арсена Томского это сообщество превратилось в мощный глобальный стартап.

О СЛОЖНОСТЯХ И ПУТЯХ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ

Поначалу мы не платили менторам и наставникам проектов, а убеждали успешных предпринимателей и венчурных инвесторов работать с нашими стартапами. Многие из них — управляющие партнеры фонда Fresco Capital, зарегистрированного в Гонконге, который работает с Кремниевой долиной и с Европой. Мы сказали, что планируем прорыв, верим в наши стартапы и в наших талантливых людей. И они все согласились. Поэтому в первом наборе у нас был хороший клуб менторов со всего мира.

Вместе мы сделали успешный первый выпуск, все компании показали хороший прогресс, кто-то увеличил выручку, кто-то количество пользователей, кто разработал жизнеспособный продукт.

Мы не знали на тот момент, как мы будем инвестировать, как мы будем доводить деньги до стартапов и одновременно учитывать государственную природу этих денег и интересы предпринимателей. Но наш главный фокус был на том, чтобы сделать инструмент, удобный в первую очередь для предпринимателей.

О ТОМ, ЗАЧЕМ НУЖНО ПОДДЕРЖИВАТЬ СТАРТАПЫ

Специфика нашей страны и нашего региона — отсутствие инвесторов уровня FFF — Friends, Family, Fools, то есть друзья, семья и глупцы [под глупцами подразумеваются непрофессиональные инвесторы. — Примеч. ред.]. Нет таких предпринимателей, кто давал бы хотя бы 10 тысяч долларов на стартап. Сообщество бизнес-ангелов только формируется. Наша задача — создать условия, чтобы они между собой общались, продемонстрировать стартапы, чтобы они поверили, увидели возможности и вложили средства. Поэтому акселерационные программы и государственные инвесторы необходимы.

Мы провели диагностику нашей инновационной экосистемы и увидели, что количество стартапов растет из года в год, но у них нет подходящего инструмента поддержки. Нельзя ждать, когда появятся долларовые миллионеры, которые будут инвестировать в стартапы. Нужно ускорить процесс развития инновационной экосистемы, чтобы больше стартапов зарождалось.

Когда у нас будет больше таких компаний, как inDriver и MyTona, больше денег будет распределяться Республике, а если это будут экспортно ориентированные стартапы, то начнется живой денежный приток в экономику. Это, конечно, далекая перспектива, но мы на это работаем. Даже если выросшие компании уедут заграницу и там станут миллионерами, они, мы верим, вернутся и будут помогать в развитии своего региона, потому что здесь им в свое время помогли.

О ГЛАВНОМ В РАЗВИТИИ

Самое главное в развитии любой инновационной экосистемы любого региона — это взаимодействие между разными заинтересованными сторонами, и у нас оно выстроено. Есть бизнес-инкубатор «Орех» в Северо-Восточном федеральном университете. По сути, это поставщик проектов, поэтому мы с ним очень плотно работаем, мы даже находимся в том же здании. Их выпускники попадают в наш акселератор.

Также у нас очень активное взаимодействие с технопарком и его резидентами. Технопарк предоставляет инфраструктурную поддержку, которая необходима на самой ранней стадии, там формируются команды, формируется бизнес. Многие участники акселераторной программы одновременно являются резидентами технопарка.

Помимо технопарка и бизнес-инкубаторов, необходимо взаимодействие и с правительством как одним из основных стейкхолдеров. Наверное, главное отличие инновационной экосистемы нашего региона в том, что у нас большая поддержка со стороны правительства и главы Республики. Политика направлена на развитие несырьевого сектора. Надо диверсифицировать экономику, а инновационные проекты — ключ к этому.

Цифровая трансформация сейчас проходит стремительно на всех уровнях — в госуправлении, в университетах, в корпорациях, в малом и среднем бизнесе. На мой взгляд, в этом процессе одну из ключевых ролей сыграют стартапы, поскольку они быстрее реагируют на изменения, более креативные и гибкие. Но для того, чтобы стартапы развивались, необходимы подходящие инструменты поддержки, как финансовые, так и не финансовые. На этом мы и сконцентрировали свои усилия. Мы помогаем инновационным стартапам на самых ранних стадиях развития — предпосевной и посевной.

Была проведена диагностика состояния инновационной экосистемы нашего региона. Используя различные метрики, мы выявили, что в регионе отсутствуют подходящие финансовые инструменты для стартапов на начальных стадиях развития. Часто инвесторы не заинтересованы в инвестициях в стартапы, а государственная поддержка в виде грантов крайне ограничена в объемах и не всегда эффективна. Также по результатам опросов большинство предпринимателей не были заинтересованы и даже не задумывались об экспорте своих товаров и услуг.

При этом у нас есть талантливые команды с перспективными инновационными проектами. Чтобы решить существующие проблемы, Венчурная компания «Якутия» совместно с Технопарком «Якутия» учредили в декабре 2018 года некоммерческую организацию «Фонд развития инноваций», на базе которого реализуется первая программа для IT-стартапов.

ОБ ОТЛИЧИТЕЛЬНЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ПРОЕКТА

Фонд работает по модели эндаумент-фонда. Мы получили пожертвования в размере более полумиллиарда рублей, которые инвестировали в низкорисковые финансовые активы. Заработанные проценты вкладываются в стартапы. Такая модель позволяет нам сохранить денежные средства и в долгосрочном периоде помочь большему количеству стартапов.

В этом году мы провели первый набор на программу «Акселератор В8». Поступило 47 заявок на участие, что было выше наших ожиданий. Фокус был на IT-направлении. При отборе проектов одним из основных критериев стала возможность выхода проекта в другие регионы. В первом потоке было 8 проектов: от приложения, помогающего в реабилитации детей с ДЦП, до автономных промышленных роботов-пылесосов.

В течение акселерационной программы все команды сделали MVP, увеличили продажи, а три команды привлекли инвестиции в размере 2 млн руб.

Во второй поток «Акселератора», который стартовал в сентябре этого года, попало 12 команд, всего поступило 62 заявки, в том числе из других регионов (к сожалению, им не удалось пройти финальный отбор). Но мы очень рады тому, что наш акселератор интересен стартапам и за пределами Республики. В следующем наборе, я уверен, будет несколько команд не из Якутии.

Говорить о финансовых результатах и выходе проектов пока еще рано, но мы гордимся тем, что реализовали первую акселерационную программу на Дальнем Востоке России. В дальнейшем мы намерены развивать стартап-сообщество не только в Якутии, но и во всем Дальневосточном федеральном округе, а также в других регионах России.

О ПРОБЛЕМАХ И ПУТЯХ ИХ РЕШЕНИЯ

В начале пути одной из задач было понять, какой финансовый инструмент применить для поддержки стартапов. Использовать долговые инструменты для стартапов предпосевной стадии категорически нельзя, особенно если это государственные деньги. А гранты не мотивируют стартапы на достижение результатов.

Мы изучили лучшие мировые практики и решили адаптировать SAFE (simple agreement for future equity) [соглашение о предоставлении инвестору права на будущий капитал. — Примеч. ред.] под российское законодательство. Был несколько изменен опцион на покупку доли и получился, на наш взгляд, новый и более удобный для инвестора и стартапа финансовый инструмент.

Другая сложность состояла в том, что мы никогда не проводили акселерационные программы. На этапе подготовки была даже идея заказать ее под ключ за деньги. Но в итоге мы приняли абсолютно правильное решение разработать программу самостоятельно.

Основателями акселерационной программы является так называемая Бостонская восьмерка. Это восемь человек из Республики Саха (Якутия), в том числе я, которые прошли обучение в Массачусетском технологическом университете по Программе развития инновационных экосистем. Для упаковки программы мы привлекли наш нетворк по всему миру. Мы изучили другие акселерационные программы и взяли от все самое, на наш взгляд, лучшее.

В первом потоке мы решили попробовать привлечь менторов на безвозмездной основе. Это был большой вызов, поскольку другие акселераторы, как правило, платят менторам вознаграждение. Было непросто убеждать, но, видя нашу целеустремленность, люди нас поддержали. В качестве менторов нам удалось привлечь технологического предпринимателя из Южной Кореи, венчурного инвестора из Кремниевой долины и топовых менторов из России.

В первую очередь перед нами стояла задача вовлечения разных стейкхолдеров, имеющих общую миссию и заинтересованных в развитии инновационной экосистемы. К основным стейкхолдерам относятся предприниматели, корпорации, университеты и правительство. И только при их эффективном взаимодействии можно добиться позитивных изменений в инновационном предпринимательстве.

Мы работали не интуитивно. Прежде чем начать работу, мы провели диагностику инновационной экосистемы Республики, сравнение с другими регионами Российской Федерации, а также с другими странами, выявили наши сильные и слабые стороны. Был подобран подходящий финансовый инструмент — опцион, который создает баланс интересов стартапов и государственного инвестора.

Самый главный фактор — это вера. Мы верим в наши стартапы, ради которых работаем.

Миссия Венчурной компании «Якутия» — дать возможность инновационным предпринимателям сделать глобальный прорыв.
Присоединяйтесь к нашим социальным сетям